ГУО
"Средняя школа №7 г. Бреста"

224016, г. Брест, ул. Горького, 20         E-mail: sch7mr@rcit.by       Телефон (162) 21-39-03

 

Выпускники

Эдуард Ханок

Выпускник 1957 года

Популярный композитор Эдуард Семенович Ханок закончил Минское музыкальное училище им. Глинки в 1962 году; Московскую консерваторию им. Чайковского (1969 г); Член Союза композиторов с 1973 г.

Начинал свою песенную дорогу Эдуард Ханок в городе Бресте. Учился в средней школе №7 и посещал музыкальную школу.

Признание пришло на первом Всесоюзном телевизионном фестивале "Песня-71". Он был признан победителем с песней "Зима", которую великолепно исполнил Эдуард Хиль.

 

Ханок Эдуард Семенович.  Композитор, заслуженный деятель искусств  БССР. Народный артист Республики БеларусьХанок Эдуард Семенович.  Композитор, заслуженный деятель искусств  БССР. Народный артист Республики БеларусьХанок Эдуард Семенович.  Композитор, заслуженный деятель искусств  БССР. Народный артист Республики Беларусь

 

Ханок Эдуард Семенович.  Композитор, заслуженный деятель искусств  БССР. Народный артист Республики БеларусьХанок Эдуард Семенович.  Композитор, заслуженный деятель искусств  БССР. Народный артист Республики Беларусь

Награды и звания:
Заслуженный деятель искусств БССР (1982)
• Народный артист Беларуси. (1996)
• Заслуженный деятель искусств Автономной Республики Крым (2001)

Большое место в творчестве занимает песенный жанр. Наиболее известные песни: «Журавлик», «Завируха», «То ли еще будет», «Я у бабушки живу», «Малиновка» и другие.Композитор Э. Ханок на 60-летнем юбилее СШ 7 Бреста с учителями Е. Малицкой и Е. Петровой

Диапазон творчества известного композитора широк, темы произведений самые разнообразные: "Бизнесменчик", "Опель", "Малітва", "Армия моя", "Розовая свадьба", "Вольная птушка"... Без его светлых лирических песен "Зима",  "Вы шуміце бярозы", "Жавараначка", "Здравствуй, чужая милая" и других беднее стала бы музыкальная палитра, сузился бы горизонт нашей белорусской песни. 

Эдуард Ханок живёт активной общественной жизнью. Он Помощник Депутата, Народного артиста СССР Кабзона Иосифа Давидовича.

В 2005 году Эдуард Семёнович Ханок выступил на сцене родной школы №7 со своей песней "Самурай", таким образом поздравив школу с 60-летним юбилеем.

Сотрудничество: Эдуард Хиль, Алла Пугачёва, Кристина Орбакайте, «Песняры», «Верасы», «Самоцветы», «Сябры», Александр Солодуха.

Песни, авторы слов и исполнители:
• «Белый аист» (А.Поперечный) ВИА «Сябры», ВИА «Песняры», Лев Лещенко
• «Верба» (Ю. Рыбчинский) ВИА «Самоцветы»
• «Вы шумите, берёзы» (Н. Гилевич) ВИА «Сябры»
• «Горлица» (С. Кирсанов) Владимир Макаров
• «Давай поговорим» (И. Резник) Юрий Богатиков, Андрей Миронов, Эдуард Хиль
• «Две минуты» (Д. Костюрин) Аида Ведищева
• «Днепряночка» (А. Дихтярь) Николай Кондратюк
• «Емеля» (М. Пляцковский) Эдуард Хиль
• «Есть на Волге город» (С. Островой) Эдуард Хиль
• «Журавли» (А. Досталь) Аида Ведищева
• «Зима» (С. Островой) Лев Барашков, Ренат Ибрагимов, Эдуард Хиль
• «Июнь Июльевич Август» (Н. Зиновьев) Екатерина Семёнова
• «Качели» (В. Харитонов) Лев Лещенко
• «Комсомольская площадь» (Е. Долматовский) Татьяна Рузавина и Сергей Таюшев, Эдуард Хиль
• «Мне красивого не надо» (М. Танич) ВК «Улыбка»
• «Море по колено» (С. Поляков) ВИА «Песняры» и детский хор
• «Музыка зимы» (М. Пляцковский) ДХ ЦДДЖ, солистка И. Роднова
• «Мы машины провожаем» (А. Дихтярь) Эдуард Хиль
• «Одна буква» (С. Островой) Эдуард Хиль
• «Ой, малина, ах, Марина» (С. Красиков) Геннадий Каменный
• «Песня лягушек» (С. Поляков) ВИА «Песняры»
• «Разбуди меня, дождь» (Ю. Рыбчинский) Эдуард Хиль
• «Разговоры» (Г. Серебряков) Ольга Воронец, Мария Пахоменко
• «Реченька туманная» (А. Поперечный) Анна Герман, Валентина Толкунова, Мария Пахоменко
• «Служить России» (И. Резник) Академический ансамбль песни
• «Солнышко смеётся» (И. Векшегонова) Кристина Орбакайте
• «Спорит Вологда и спорит Кострома» (И. Шаферан) Геннадий Каменный, ВИА «Пламя»
• «То ли ещё будет» («Песенка первоклассника») (И. Шаферан) Ольга Рождественская, Алла Пугачёва
• «Ты возьми меня с собой» («Песенка про журавлика») (И. Резник) Алла Пугачёва
• «Частушки» (И.Измайловский) Мария Пахоменко
• «Шуба» (С.Кирсанов) Владимир Макаров
• «Шуточная строевая» (В. Харитонов) Владимир Макаров, Эдуард Хиль
• «Я иду по дороге» (А. Прокофьев) Ольга Вардашева
• «Я у бабушки живу» (И. Шаферан) ВИА «Верасы»
• «Тик-Так ходики» (С. Харин) ВИА «Балаган Лимитед»
• «Челси» (Э.Ханок) «Э. Ханок»
• «Самурай» (Л. Рубальская) «Э. Ханок»
• «Моя армия» (И.Резник) «Домисолька»
• «Вологодчина» («Дедморозовская») (Л. Рубальская) М. Девятова, «Домисолька»
• Песни к мультфильму «Квака-задавака» (1975 г., киностудия «Беларусьфильм»), тексты песен С. Поляков в исполнении ВИА «Песняры»
• Песни к мультфильму «Про кота, Васю и охотничью катавасию» (1981 г., киностудия «Беларусьфильм»), тексты песен А. Вольский в исполнении рок-группы «Сузор’е»

Из интервью Эдуарда Семеновича: «Я сейчас живу в Москве и вообще ощущаю себя человеком мира. Надо заниматься своим делом, и тогда результат почти целиком зависит только от тебя. Надеюсь, Брест еще будет когда-нибудь мной гордиться».

Родная школа! Здесь немало
Талантов зреющих начала...
Здесь все учились понемногу,
Достичь успехов кто-то смог,
И проложил свою дорогу
В искусстве Эдуард Ханок.
И очень этим мы гордимся,
Что в нашей школе он учился.

          Читать  стихи полностью

Ханок Эдуард Семенович.  Композитор, заслуженный деятель искусств  БССР. Народный артист Республики Беларусь

Ханок Эдуард Семенович. Композитор, заслуженный деятель искусств БССР. Народный артист Республики Беларусь

 
Эдуард Ханок. Ньютон от музыки

апреля 23, 2013

Он проснулся знаменитым 1 января 1971-го, когда в новогоднюю ночь в исполнении Эдуарда Хиля прозвучала его песня «Потолок ледяной, дверь скрипучая». Потом были и «Малиновка», и «Разговоры», и «Журавлик», да всех не перечесть. Но делом своей жизни он считает не песенное творчество, а открытую им «Теорию творческих волн». «Моя жизнь, — рассказывает Эдуард Семенович, — делится на три периода: классический, песенный и научный». Почти как в хоккее!

1-й ПЕРИОД. КЛАССИЧЕСКИЙ
Эдуард Ханок. Мой отец, Семен Семенович, был военным, мама, Евдокия Евгеньевна, — партийным работником. Родился я в Казахстане, в Кустанайской области. Затем был Брест, где папа работал в лагере для военнопленных. Потом его назначили замначальника золотого прииска, и мы жили на Колыме. Там мороз 30 градусов — детский лепет. Мы играли в футбол даже без пальто. Жили, бывало, без завоза продуктов, оставались только красная и черная икра, крабы (в банках), мясо — медвежатина или оленина, лук и картошка в сушеном виде. Но больше всего Колыма запомнилась природой. Ее воздействие на меня трудно описать. В семье музыкой никто не увлекался. А я на Колыме начал играть на аккордеоне — на всех школьных вечерах. Мы уехали оттуда в 53-м. Отъезд совпал со смертью Сталина. Всю дорогу до Москвы, а это 8 дней, Рихтер играл по радио Лунную и Патетическую сонаты.

«САМОЕ БОЛЬШЕЕ, ЧТО МЕНЯ ОЖИДАЛО, — СТАТЬ ПРОВИНЦИАЛЬНЫМ КОМПОЗИТОРОМ…»Эдуард Семенович Ханок

И я тоже шел к классической музыке. Учился в музыкальной школе в Бресте, в 17 лет поехал поступать в училище при Московской консерватории. Там мне отказали, и в училище я поступил в Минске, в класс народного артиста СССР композитора Евгения Александровича Глебова. Окончил его с отличием — и опять в Москву, поступив в консерваторию на композиторское отделение в класс Дмитрия Борисовича Кабалевского. Три года великолепно учился, на четвертом начал сомневаться. К пятому курсу понял, что заниматься этим не буду — поздно идти в классическую музыку. Если бы я поступил в училище при консерватории, то эти четыре года в Москве дали бы мне многое. А так самое большее, что меня ожидало, — стать провинциальным композитором. Меня это не устраивало, и, бросив все (диплом я получил позже, сдав экзамены экстерном), поехал в Кривой Рог к жене. Став преподавателем музыкально-педагогического факультета, я увлекся песенным творчеством. Тогда поставил себе задачу вернуться в Москву, но уже в качестве композитора-песенника!
 
Эдуард Ханок: я знаю свое место в новой и старой истории

04.02.2013. Оксана Яновская

Популярный советский композитор, народный артист Беларуси Эдуард Ханок в конце 90-х удивил всех, заявив, что его творческая карьера завершена. А между тем его песни по-прежнему популярны. Затем была книга «Пугачевщина», которая стоила Эдуарду Семеновичу скандала с Примадонной, да и другие звезды были невысокого мнения о его «теории творческих волн». Но теория неоднократно подтверждалась практикой, и теперь волнограммы у Ханка заказывают многие известные персоны.

Применима ли теория творческих волн к самому Эдуарду Ханку и не находится ли композитор на новом гребне успеха, учитывая его заметно активизировавшуюся гастрольную деятельность и возросший к композитору интерес со стороны телевидения?

С этого вопроса и началась беседа корреспондента Naviny.by с Эдуардом Ханком.

Эдуард Ханок— Завершение карьеры и популярность предыдущих песен — это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Песни — это как дети, которые с возрастом начинают жить своей жизнью, а новые, равноценные им, я уже не напишу. Это такой же реальный факт, как и то, что этого не сделал ни один из моих именитых коллег за последние 10-15 лет. А это Пахмутова, Шаинский, Тухманов, Зацепин, Дунаевский, Антонов, Добрынин… Список можно продолжить. Вот это есть «Теория Творческих Волн» в действии, а это состояние в ней называется «остаточная волна». Вот поэтому остается только лишь «допевать», если ты автор-исполнитель, а остальным, в том числе и мне, время от времени выступать, напоминая слушателю о том, что в свое время мы писали неплохие песни…

Этим я и занимаюсь последнее время, чередуя тяжелейшую работу над волнограммами с приятным времяпрепровождением, т.е. совмещая приятное с полезным. И если раньше мои песни выходили огромными тиражами в сольных альбомах Эдуарда Хиля, Аллы Пугачевой, «Песняров», «Сябров», «Верасов», то сейчас я выпустил первый и последний свой компакт-диск «То ли еще было…», который с удовольствием раздаю налево и направо. Тоже самое состояние «остаточной волны» переживают сегодня все артисты 70-80-х, включая и Примадонну.

— Ой, как авторам и артистам не понравятся ваши слова…

— Знаю, понимаю, но, как говорится, ничем не могу помочь. Ведь это закон природы, а не моя прихоть.

— Вас не задевает, что профессия композитора теперь как-то в тени, на виду все больше исполнители.

— Мою душу если это и ранит, то всего лишь по касательной. Я, например, с юмором отнесся к ситуации, когда Дима Колдун просил разрешения у Яди Поплавской и Саши Тихановича исполнить «их» песню «Малиновка». А для современных авторов это плохо. Если исполнители называют авторов во время концертов, то на телевидении этого не происходит, а потому новых авторов никто не знает, за исключением, опять же, авторов-исполнителей. Остальным творцам достается лишь «братская могила» — это когда в конце передачи титры пробегают так быстро, что сами авторы не успевают прочитать свои фамилии. Если к этому добавить мизерные, по сравнению со временами СССР, «авторские», то композиторы или поэты имеют шансы на обеспеченную жизнь лишь в том случае, если они сами поют или имеют, например, «Виа ГРУ», «Любэ», «Лесоповал» или являются продюсерами звезд.
Лично мне финансовую базу помогает создавать песня «Самурай», которую я пою сам и которая уже скоро два десятилетия проходит на «ура!». Кстати, каждый композитор уверен, что некоторые из своих песен он донесет до слушателя лучше всех, что и подтвердила моя практика исполнения этой песни.

— Раз уж заговорили о финансах, то процитирую Алексея Хлестова, который сказал: «Шоу-бизнес в Беларуси есть — все ездят на хороших машинах, живут в хороших квартирах». А что вы думаете по этому поводу?

— Шоу в Беларуси есть, бизнеса — не очень. У нас море талантов, но нет достаточных средств, чтобы развивать их карьеру. Например, Диме Колдуну повезло — его опекал «небедный» Киркоров.

Белорусские артисты достигли какого-то своего максимума: Мальдивы, джип. На фоне жизни среднего человека у нашего артиста более достойное финансовое положение. Но по сравнению с российским шоу-бизнесом… это как российский шоу бизнес по сравнению с мировым.

— Ваша аналитическая работа, издание книг приносят доход?

— Материального — нет. Наука, а особенно новое ее направление, никогда еще не приносило дохода. Совсем наоборот, я вкладываю в нее деньги и делаю это с удовольствием, ибо верю в ее будущее. Что касается книг, я не писатель, и пока у меня есть две книги — исследования «Пугачевщина» и «Пугачевщина. 10 лет спустя». Вскоре к ней прибавится третья — «Пугачевщина. 15 лет спустя. Конец истории». Как видите, это всего лишь одна книга, которая на протяжении длительного периода анализирует российский шоу-бизнес. Кстати, предыдущие две книги я не продавал, а раздавал тем, кому это полезно прочесть.

— Когда ожидать третью книгу «Пугачевщины»?

— Этой осенью. Кстати, за первую книжку мне сильно досталось, и справедливо. Второе издание «Пугачевщина. 10 лет спустя» дополнено, где-то я сам себя отредактировал, удалив излишне эмоциональные высказывания. В результате книга имела немалый «внутритусовочный» успех.

Поводом для третьей книги стали, во-первых, «Рождественские встречи» Аллы Пугачевой, показанные на Рождество 2013 года, где она еще раз доказала, что время ее творческих побед позади и что можно игнорировать утверждения Ханка, но игнорировать законы «Творческих Волн», как говорится, себе дороже. Во-вторых, многолетние наблюдения за певицей Ликой Ялинской — ныне Анжеликой Агурбаш, которая дала мне возможность выдвинуть гипотезу о значении так называемой флюидности и динамики в карьере артиста и творца. Об этом подробнее читатель узнает из книги.

— О личной жизни советских певцов и певиц еще что-то можно было узнать, а вот чем и как живут советские композиторы как-то мало кого тогда интересовало.

— На советском телевидении не было моды не только выставлять нашу личную жизнь на всеобщее обозрение, но и крайне редко мы мелькали на экранах телевизоров. А потому нас мало кто знал в лицо. Я и теперь не считаю себя медийной персоной, однако, если люди узнают на улице, подходят, мило общаемся, но иногда бывают и бурные дискуссии, которые мне в новой моей работе просто необходимы.

— У вас сын и две дочери, младшая — Светлана — тоже пробовала петь. Но как-то быстро сошла со сцены.

— Света теперь Эва Хáнок, приняла иудаизм, живет в Израиле, получила там высшее образование и намерена его продолжить, а пока работает в ювелирной фирме.

Жизнь ведь суровая штука. Ее выступления совпали с развалом Советского союза, все мои сбережения обесценились, связи с Москвой распались, к тому же я уже практически не сочинял песен, а потому не мог ее обеспечить репертуаром. Единственный шанс у нее был стать местной знаменитостью, но это ни меня, ни ее не устраивало, а потому решили отказаться от пения. Сегодня я убежден, что решение было правильным. Ведь она начинала выступать в одно время с Алесей, за которой был ансамбль «Сябры», а значит, и шанс чаще выступать на российской сцене. Результат — Алеся так и осталась местной знаменитостью. А поскольку нас такой вариант не устраивал, то мы, как говорится, ничего не потеряли.

— Ну, это все доводы разума. А сердце? Может, душа у Светы больше лежит к пению, чем к ювелирным изделиям?

— Она взрослый разумный человек и сама будет принимать решение. Поскольку Света не попсовая, а так называемая голосовая певица, то она в 40 лет, если захочет, может вернуться на сцену.

— А я вот никак не могу понять феномен популярности возрастной попсы — Ваенга, Михайлов.

— Все просто. В период горбачевской оттепели на сцену прорвалась наша российская рок-музыка: «Аквариум», «Алиса», «Кино» и т.д. Наш народ, не выдержав напора, начал искать отдушину — появилась контркультура «Ласковый май», «Мираж»… После развала СССР и свободного выхода к мировой шоу-культуре наши ребята начали осваивать новые мировые тенденции — появилась масса песен, сложных для восприятия. Народ опять потребовал контркультуру, и она пришла в лице Стаса Михайлова и Ваенги.

— Кстати, как вы относитесь к многосоставности «Песняров»?

— Никак не отношусь, ибо «Песняры» — это Владимир Мулявин. Все остальное, на мой взгляд, имеет место быть, но как студия «Песняры», а в ней — разные коллективы, но с другими названиями. А так провоцируется ситуация, как когда-то по СССР ездило несколько составов «Ласкового мая».

— Эдуард Семенович, вы называете себя бывшим композитором, но мне трудно согласиться с таким статусом, особенно, когда вспоминаю запись программы «Золотая коллекция» и как публика искупала вас в овациях, как мы все пели ваши песни…

— Это еще раз подтверждает тезис о том, что в т.н. «скоропортящихся» профессиях, к коим и относится песня, главное вовремя «смыться». Тогда остается память и овации — это и есть благодарность за эту память. А смена профессии дает мне шансы рано или поздно войти в мировую науку, как человеку, родившего миру «Творческий Рентген» (волнограмму). Вот почему в свои 72 я чувствую себя лучше, чем в 27. Еще недавно моя новая профессия вызывала усмешки, а то и откровенную неприязнь. Но а сегодня я не нуждаюсь ни в чьем сочувствии, ибо нашел свою настоящую дорогу. Для подтверждения теории «Творческих Волн» уже сделано около 20 волнограмм, среди которых Пушкин, Гоголь, Чайковский, Петр I, Сталин, Путин и др. По просьбе Владислава Третьяка на его юбилее мы установили баннер его волнограммы — 21 метр в длину и 1,2 метра в высоту. Иосиф Кобзон вместо баннера заказал 100 альбомов его волнограммы. Недавно закончили Льва Лещенко, а на выходе уже волнограмма Владимира Высоцкого. Во всем этом мне помогает моя любимая внучка — Ярослава Кича, выпускница Белорусского государственного университета. И, как говорится, «то ли еще будет, ой-ёй-ёй…».
 

Эдуард Ханок, Игорь Лученок, Владимир Мулявин и Иосиф Кобзон

Эдуард Ханок, Игорь Лученок, Владимир Мулявин и Иосиф Кобзон

 

К началу страницы